«Идея на миллион с Олегом Богдановым»

В США начался серьезный банковский кризис. 10 марта Silicon Valley Bank был объявлен банкротом, а 13 марта Signature Bank в Нью-Йорке был закрыт из-за системного риска. Тем временем западные страны обсуждают новый потолок цен на российскую нефть. Как должны вести себя инвесторы в этих условиях? Какие активы рассмотреть и как диверсифицировать портфель? Об этом рассказал экономический обозреватель «Коммерсантъ FM» Олег Богданов с начальником отдела анализа финансовых рынков и премиальных услуг «Газпромбанк Инвестиции» Андреем Ваниным.

— Повлияет ли финансовый кризис в США на развивающиеся рынки и прежде всего на российский рынок акций и облигаций?

– Новости, которые приходят из-за границы, на самом деле не очень приятные. Есть проблемы в банковском секторе США, хотя не раз говорилось, что повышение процентной ставки ФРС оказывает очень серьезное давление прежде всего на финансовый сектор. А вот пример того, что что-то где-то не выдержало, какой-то банк не смог продолжить свою деятельность. На мой взгляд, эта новость неприятная, но еще не фатальная, паниковать рано. Я верю, что и ФРС, и министерство финансов США предпримут необходимые шаги для локализации этого кризиса. Но все же, наверное, инвесторам сейчас надо быть очень осторожными, потому что мы еще не знаем, что будет с курсом. Если они продолжат поднимать его, эта история может продолжиться.

— Обычно в таких случаях развивающиеся рынки выглядели хуже: сначала их активно продавали инвесторы, потом возникали проблемы на западных площадках. Сейчас наш рынок стабилен. С чем это связано?

— Пока что и мировой рынок в целом, и российский рынок в частности видят в этом локальную историю, не затрагивающую их напрямую. Но мы должны посмотреть, не распространится ли эта проблема на другие банки.

XBNFNM   «Разрядка сейчас выглядит как беспрецедентный сценарий»

– Если перейти к нашим локальным темам, наверное, нефть для нас все еще актуальна. На Западе обсуждают новый потолок цен — 60 долларов. Работает он или нет, мнения расходятся. Они также обсуждают снижение этого предела до 30 долларов. Также есть информация, что Индия может присоединиться к этим инициативам G7. Как вы думаете, эти санкции работают? Если они сработают, повлияют ли они на нашу нефтяную отрасль?

— На мой взгляд, эта новость более важна для российского рынка, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. По неофициальным данным, действуют довольно значительные скидки, плюс российский бюджет скорректировал условия исчисления налогов. Все это признаки того, что санкции, к сожалению, работают. Говорить о снижении ценового потолка тоже очень неудобно. Цифры они называют довольно низкими, хотя изначально по первому потолку ожидания были ниже того уровня, на котором он был принят. Что касается Индии, то информации пока мало, и по неофициальным данным она покупает ниже $60.

В целом, резюмируя, новость негативная. И если что-то из этого будет реализовано, это окажет большее давление на наш нефтяной рынок, чем введение ценового потолка. Но опять же, не паникуйте, вам предстоит следить за развитием событий. Многие инициативы не реализуются. Мы надеемся, что эта инициатива не будет реализована.

— Какой портфель должны формировать инвесторы в таких условиях?

— Яркий пример — нефтегазовый сектор России, это двигатель российской экономики. Это самые важные компании на российском рынке сейчас, они в центре внимания как со стороны западных стран, так и с повышением внутренних налогов. Поэтому я считаю, что частный инвестор, который исторически мог покупать крупные известные компании исключительно из нефтегазового сектора, теперь должен учитывать и других эмитентов, компании, ориентированные на внутренний рынок. Например, Белуга недавно очень хорошо отчиталась. Это локальный бизнес, который может расти, несмотря на общие макроэкономические и геополитические вызовы. Один и тот же Сбербанк мы обсуждали не раз. Из мелких компаний я бы, пожалуй, назвал «Черкизово». То есть нужна максимальная диверсификация и, возможно, даже уменьшение доли крупных явных компаний.

XBNFNM   Илон Маск согласился, что Запад лжет о ситуации вокруг Украины

Source