Юань любит тишину

Правила игры пересматривает Александр Габуев, директор Центра Карнеги Россия-Евразия

Недавняя встреча Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина запомнилась москвичам автомобильными пробками, масштабы которых можно сравнить разве что с уровнем российско-китайского партнерства, которое растет день ото дня. А вот подписанный в Кремле пакет из 15 документов, большая часть из которых меморандумы, вряд ли запомнится – настолько легким он выглядит по сравнению с прошлым разом. Например, когда в мае 2014 года президент Путин прилетел в Шанхай, помимо газового контракта «Сила Сибири» появилось полсотни соглашений. Что случилось?

Как поясняют мои китайские собеседники, в отсутствии опубликованного пакета документов предсказуемо виноваты западные санкции. Ни одна из китайских компаний не хочет попасть под вторичные ограничения Вашингтона на сделки и контакты только с российскими организациями, особенно из списка SDN. В Пекине убеждены, что даже те контракты, которые прямо не запрещены санкциями, могут трактоваться как «инъекции в бюджет страны-агрессора» или иная помощь «российской военной машине». Это означает, опасаются китайцы, что США могут использовать это как предлог для очередного удара по наиболее зависимым от них секторам китайской экономики.

При этом, разумеется, Пекин не собирается отказываться от выгодных договоренностей с Москвой — уж слишком хороши сейчас переговорные позиции. Но их следует заключать и обсуждать без лишнего шума. Например, судя по пробке, с председателем Си прибыла большая делегация. Но список участников переговоров, вопреки давней традиции, не оглашался. Китайское информационное агентство Синьхуа также не сообщило, кто сопровождал председателя в Москве. Хотя на фото за столом переговоров можно узнать некоторых членов Политбюро и других командиров, официальной информации об их поездке в РФ нет.

XBNFNM   Справедливый и невинный

В этих условиях аналитикам и журналистам приходится догадываться, о чем шла речь в ходе переговоров, лишь по имеющимся кадрам телеканалов и пресс-службы Кремля, а также брифингу помощника президента Юрия Ушакова для кремлевского пула.

Так, например, почти половина российской делегации на встрече с Си Цзиньпином в узком составе оказалась ответственной за ВПК и ВТС: от министра обороны Сергея Шойгу до главы Роскосмоса Юрия Борисов. То же самое происходит и с гражданскими проектами. В переговорах в узком составе участвовала глава ЦБ Эльвира Набиуллина, а в расширенном составе — глава «Роснефти» Игорь Сечин, который признался, что выучил китайское выражение «много юаней». Как именно эти юани поступят в РФ в условиях ограничений счета операций с капиталом в Китае и сколько нефти «Роснефть» продаст Китаю, неизвестно. Но это не значит, что таких соглашений не существует.

Source